тараканы в шкафу
скелеты в голове
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

тараканы в шкафуПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


494597947394 оборванец 
Прив.
Оборванец, создаватель кулстори, рисователь картинок. Днявочка, помимо склада оных, является помойкой из мыслей, наблюдений, бугуртов и пиздостраданий.
О моих правилах ты, юзернейм, узнаешь, едва только нарушив одно из них. :-)­
Иногда может показаться, будто я хочу тебе, да-да, именно тебе, взять и уебать, после чего вытащить кишки и завязать на шее бантиком. Но на самом деле это не так. А может и так все-таки.



Категории: Пердисловие
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 10 октября 2016 г.
у меня дебильные скачки восприятия! оборванец 12:32:03
Я начинаю писать посты как нормальный человек, а заканчиваю так, будто пишу eбaную диссертацию. X-(­

Музыка the three ravens
Настроение: че за мерзость
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 9 октября 2016 г.
... оборванец 23:19:57
Люди зaeбaли меня. Уже чуть ли не каждый пятый считает своим долгом привлечь к себе мое внимание, выдернуть из спасительных наушников и придраться к какой-либо детали моего внешнего вида. Чаще всего они смотрят, конечно, на проколы. "Зачем вы так себя испортили?!" "Не подходит вам!1" "УУУУ, ЧТО ЭТО ТЫ НА СЕБЯ НАЦЕПИЛА???777" - все это реальные фразы реальных взрослых людей. Абсолютно случайных людей с улицы.
Народ, але! 2016 год идет уже, вроде как. Я не знаю, насколько надо быть ущербным, бестактным, грубым и невежественным, чтобы, позиционируя себя как взрослого и солидного человека, личность, вести себя подобным образом. Насколько судорожно надо цепляться за прошлое, чтобы до сих пор не привыкнуть к реалиям настоящего. Уже больше десяти лет по улицам даже последних задрищенсков ходят проколотые, крашеные, дредастые, в коже и железках - но нет, никакого толераста к ним не вырабатывается. По-прежнему тебя провожают удивленными, недоверчивыми, а то и откровенно враждебными взглядами, по-прежнему могут дернуть за рукав, принуждая обратить внимание на свое непонятно кому вообще нужное мнение, по-прежнему не считают чем-то зазорным проорать прямо в лицо о своей оxуитeльнeйшeй позиции в духе: "я настолько классный, что могу указывать кому хочу и на что хочу, просто потому что". Ужасно хочется просто взять и начать вот так же обращать внимание на то, что не нравится МНЕ в ИХ внешности. Нуачо. Подходить вот так вот к рандомным тетенькам забальзаковского возрасту и говорить прямо в лицо, показывая еще и на себе: "Ну не идет вам эта прическа, ну зачем вы себя этими дурацкими кудрями изуродовали, сумасшедшая!" или: "Ой, ну что это за пальто на вас такое убогое, такая миловидная женщина, и такое на себя нацепила! Совершенно дурной вкус!"
Возможно, это все звучит как всплеск подросткового максимализма или еще какой ереси из лексикона диванных психотерапевтов, но я устала. Я правда устала от вторгающихся в мое личное пространство чужих людей, которым будто бы постоянно нужно, чтобы я менялась, подстраивалась под них, вообще как-то взаимодействовала. Не хочу этого. Хочу только, чтобы во мне видели пусть совершенно рандомного, но индивида, точно так же имеющего права на собственное мнение, самовыражение и чувства, и чтобы хоть немного понимали, что своим беспардонным "любопытством" эти чувства можно очень сильно задеть.
А пока они этого не раскурили (раскурят ли когда-нибудь вообще?) придется терпеть это мудaчeствo снова и снова каждый день. Да поможет мне великая сила до поры до времени сдержаться и не уeбaть кому-нибудь в порыве чувств.


Настроение: будапешт
Категории: МСЛ, Гнева пост, Про жыссь, Нытье
Прoкoммeнтировaть
вторник, 27 сентября 2016 г.
оборванец 11:11:24
Запись только для меня.
оборванец 10:23:14
Запись только для меня.
суббота, 3 сентября 2016 г.
47854690690654 оборванец 14:56:45
Комедия – один из самых сложных жанров, который я знаю. Юмор – это клоун-канатоходец. Только балансирует он не над манежем, а над большой пропастью провала. Справа – излишняя натуралистичность, реализм, который делает комедию безвкусной жвачкой для тех, кому в реальной жизни не хватает людей, над которыми можно было бы посмеяться. Пропасть, провал. Слева – наоборот, излишняя карикатурность, рафинированность, «кукольность» и «задранность», на которую, в общем-то скучно даже смотреть – если только она не сделана и не подана красиво и со вкусом (чего в этом случае, как правило, не случается). Снова пропасть, снова провал. И между этими двумя черными провалами – тоненький канат, канва сюжета. И только в том случае если автору удастся ухватить суть, поймать, не завалившись при этом ни в одну сторону, нужные баланс и равновесие между реализмом и карикатурой – только в этом случае он избежит провала и доведет своего клоуна-канатоходца до самого конца сюжета.

Категории: МСЛ, Неименуемое, Оборва думает
Прoкoммeнтировaть
четверг, 18 августа 2016 г.
прогресс? нене, не надо оборванец 09:14:53

Четыре года учиться, чтобы на+уярить относительно ровного дядечку всего за 10 минут. :-)­
­­
тыкабельно


Музыка арктуры
Категории: Планшет, Порисовач
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 4 апреля 2015 г.
оборванец 13:53:56
Запись только для меня.
суббота, 7 марта 2015 г.
Бреды. оборванец 12:15:01
Какие-то наброски.
Думаю однажды раскатать из этого полноценную длинную кулстори, если появится хоть какой-то интерес к персонажам/сюжету.
Атншн.X-(­





Подробнее…
- Давно не было дождя, - сказала Миго, расправляя легкие новым глубоким вдохом через дыхательные клапаны своего шлема.
- Давно, - согласился Рид, не зная, радоваться этому или огорчаться.
С одной стороны, дождь - а на этой планете это было совсем не то, что на Земле, настоящий водопад с неба - мог испортить датчики изменения концентрации минеральных испарений в воздухе, навигатор и некоторые хрупкие микросхемы в защитных механизмах их костюмов. Когда появлялись первые признаки дождя, им всем приходилось останавливаться и вытаскивать из рюкзаков складные палатки, представлявшие собой свертки из металлических штырей и пластика. При растягивании свертки принимали вид куполов, достаточно больших для того, чтобы под ними мог свободно сидеть взрослый человек и достаточно прочных, чтобы выдержать хороший ливень или град. Свертков было три - по одному для Рида и его младшей сестры Дайдре, и третий - для детей, маленькой инопланетянки Миго и мальчика с Земли по имени Мерил. Когда купола раскрывались, они устанавливали их на поверхности планеты, втыкая штыри в ее почву, напоминавшую слегка расплавленный мягкий серый пластилин, забирались внутрь и сидели, пережидая дождь. Стихия могла задержать их в этих мини-убежищах весьма надолго - часа на четыре, а то и больше. Миго и Мерил часто успевали выспаться внутри своего купола, положив головы на плечи друг друга. Дайдре тоже часто спала, свернувшись, насколько это возможно, калачиком у самой стенки своего убежища. Только Рид никогда не спал, а продолжал, сидя неподвижно, наблюдать за своими спутниками, происходящим вокруг и на его миниатюрных датчиках и локаторах, и молиться, чтобы дождь закончился поскорее. Он ставил под угрозу все их и без того опасное и рискованное предприятие, отнимал время, которого и без того было не так уж и много.
С другой стороны - дождь был им всем необходим. Почва планеты, на которой их корабль совершил вынужденную посадку из-за необратимого повреждения двигателя, постоянно выделяла в атмосферу минеральные испарения неизвестного состава. Они сильно нагревали воздух и делали его непригодным для дыхания. Рид вдохнул его без защитной маски всего один раз, в первый же день их пребывания на планете, и решил, что запомнит это надолго. Несколько часов подряд его легкие терзал беспрерывный тяжелый влажный кашель, голова раскалывалась, а в отхаркиваемой им каждый раз синеватой мокроте была кровь. На кожу отравленный воздух планеты влиял также неблагоприятно: она начинала покрываться волдырями, жутко зудеть, а при попытке почесаться - гореть огнем.
От всех этих неприятностей спасали защитные , найденные ими на станции, где они совершили посадку...но еще больше спасал дождь. Он на какое-то время восстанавливал оптимальный уровень влажности воздуха и приносил частицы так необходимого для дыхания озона. Еще три или четыре часа после дождя можно было свободно дышать без защитных масок и даже ходить без костюма. Двенадцатилетний Мерил, движения которого были костюмом значительно стеснены, с удовольствием пользовался этим, да и Рид порой не мог удержаться, хоть и понимал, что с его стороны это как минимум неразумно.
Миго тоже нужен дождь. Поверхность ее родной планеты на восемьдесят восемь процентов была покрыта пресным океаном, и она привыкла к постоянному наличию вокруг чистой воды, в которой можно было бы купаться и котрую можно было бы пить. Рид хорошо помнил, как тяжело ему было уговорить инопланетянку вылезти из земного озера, к которому они отправились вчетвером во время их с Дайдре недельного отпуска. А на этом заброшенном, погибающем в глубине космоса шарике, воды было в разы меньше, чем на Земле, и уж точно намного меньше, чем на планете Миго. Поэтому она ждала дождя, пожалуй, сильнее всех остальных, и когда он долго не приходил, начинала невольно задавать Риду и остальным вопросы о том, когда вода снова начнет литься с неба. Рид не знал. И никто не знал.
Его младшей сестре Дайдре не нужно было даже говорить о том, как нуждается в дожде она. Об этом вполне красноречиво сообщал мутный взгляд ее пожелтевших и ввалившихся глаз, об этом кричала ее серая, как асфальт, потрескавшаяся кожа, которая иногда отслаивалась и отпадала крошечными кусочками. Они были похожи на крошки пепла или на заплесневелые осколки ореховой скорлупы. Когда еще на первой, маленькой станции Дайдре переодевалась, на пол с ее одежды сыпался целый водопад этих "скорлупок" - сгнивших частиц ее физической оболочки.
- Это лихорадка, - как-то раз сказала Миго с напугавшей Рида уверенностью. - Она что, ходила опять к Кратеру? Я же говорила ей не ходить больше к Кратеру!
- К Каньону, деточка, - упавшим голосом поправил ее Рид, не зная, что еще сказать и как возразить, - Это называется Каньон.
Миго в упор уставилась на него, часто моргая своими маленькими, далеко посаженными глазками цвета сердолика, как всегда делала, слыша что-то непонятное.
- Как ты сказал, дядя Рид? - переспросила она. - Де...дет...
Но Рид уже не слушал ее, целиком и полностью погрузившись в собственные тревожные мысли.
Дайдре заболела вскоре после их прибытия. Пока Рид и Миго пытались восстановить поврежденные двигатель и систему управления у корабля, она иногда вместе с Мерилом, а иногда одна отправлялась исследовать место, куда занесла их судьба.
Вообще-то говоря, планета, на которой они оказались, была им хорошо знакома - они бывали здесь в одной из прошлых экспедиций, еще вдвоем, без Миго и Мерила, но с группой других людей из разных отделов научно-исследовательской базы в Аризоне, где работали уже семь лет. Тогда у планеты, как и у многих других подобных ей, не было никакого названия - только код DL-8116. Имени ей не дали и сейчас, спустя почти три года - и в этом состояло единственное сходство с тем, что они увидели здесь в прошлое прибытие. В остальном же планета совершенно преобразилась. Некогда покрытая песками, заросшими мелким и жестким подобием травы равнинами, даже с относительно небольшим морем в экваториальной части, ныне она представляла собой раскалившийся пустынный шар, на поверхности которого не осталось ничего, кроме моря и того, что раньше было почвой планеты. Рид предполагал, что DL-8116 стала жертвой падения метеорита, который и явился причиной жуткой внешней метаморфозы, выделения ядовитых испарений и гибели всех ранее существовавших на планете форм жизни.
Со времени открытия планеты на ней было построено несколько мелких исследовательских станций и одна крупная, центральная. DL-8116 представляла собой интересный объект для изучения уже хотя бы потому, что атмосфера на ней была ближе к земной, нежели у многих других. В космическом пространстве существовало достаточно приличное количество уже открытых небесных тел, где обитали разумные существа, но особый интерес для ученых с Земли представляли именно маленькие, пустые планеты со схожей по составу атмосферой. На земных исследовательских станциях уже давно звучали мысли о возможности заселения таких планет и размещения там стратегически важных объектов. На эту тему возникало много споров, многие изначально были категорически против такой идеи, однако в итоге поддержавшее ее большинство победило. С того момента и по сей день такие ученые, как Джоэл и Дайдре Рид, занимались поиском и изучением таких планет. Последняя их экспедиция, в которую они взяли с собой своих юных воспитанников, была направлена именно на это. Им удалось побывать в четырех галактиках, обнаружить и описать две планеты, которые возможно могли бы оказаться пригодными для заселения. И сам Рид, и его сестра, и дети считали экспедицию крайне удачной. Рид уже предвкушал, как сообщит начальству о совершенных ими полезных открытиях, любознательная Дайдре радовалась притоку новой, неизвестной пока еще никому информации, которой они все уже владели, а дети, никогда в своей жизни не выбиравшиеся за пределы родных планет, были в восторге от увлекательного межгалактического полета.
Когда на обратном пути, совсем недалеко от границы с Солнечной системой, у их корабля отказал один из двигателей, команда впала в смятение, поскольку рядом не было места, где можно было совершить аварийную посадку. Им пришлось пережить несколько жутких часов, пока наконец большой локатор на корабле не засек поблизости маленькую планету, и не идентифицировал ее как DL-8116. Такая новость весьма обрадовала ученых. Рид тут же повел корабль на посадку к одной из расположенных в южной части планеты космических станций. Он надеялся найти там все необходимое для починки двигателя, а кроме того, еще пару толковых людей, которые помогли бы ему с этим. Остальные, поняв, что спасены, с облегчением перевели дух. Однако по прибытии их ждало сильное разочарование.
На станции не осталось ни одной живой души. Впрочем, судя по ее состоянию, люди, узнав о приближении катастрофы, просто покинули станцию в спешке. Внешний вид станции оставлял желать лучшего, во многих местах она была повреждена, металлические конструкции поржавели, а стекла были покрыты желтоватым непрозрачным налетом, похожим на пыль или известняк.
Внутри было значительно лучше. Большая часть оборудования была на своих местах и исправно функционировала, многие препараты оставались нетронутыми. Правда, всюду - и в лабораториях, и в жилых комнатах в восточном крыле станции, и в ангаре для кораблей - царил страшный беспорядок. Всюду были разбросаны какие-то запчасти, разбитые колбы, скомканные чертежи, схемы, вырванные из блокнотов листки с формулами, даже упаковки от арахиса и банки из-под колы. Все выглядело так, словно люди, жившие и работавшие на станции, покинули ее в состоянии страшной паники, судорожно собирая вещи и попутно сметая на пол все ненужное.
С первого же дня Рид с помощью Миго усиленно взялся за починку корабля. Он рассчитывал потратить на это не более двух-трех дней. Ну, максимум, четыре дня... Однако очень скоро стало ясно, что помимо основного двигателя из строя вышла также одна из периферийных схем в электронной системе управления кораблем. Необходимо было заменить ее на новую. Однако сколько Рид не искал подходящих деталей, ничего подобного на станции не оказалось. Вся надежда оставалась на аварийное пилотирование, но без помощи второго пилота его было не осуществить. Рид попробовал было настроить систему в одиночку, но она раз за разом выдавала ошибку и отключала все управление целиком; на каждое его восстановление уходило по несколько часов. В конце концов, Рид бросил это безнадежное дело и занялся поисками других путей к спасению.
Пока он возился с кораблем, Дайдре, ведомая тягой к исследованию и изучению всего, что происходит вокруг, совершала вылазки из их временного убежища. Вначале она исследовала пространство в пределах станции и рядом с ней, но ничего любопытного там не обнаружилось. Единственный интерес могли бы представлять стоящие у западной стены маленькие пассажирские микролеты, позволяющие быстро добираться от одной станции до другой, но осмотрев их, Дайдре поняла, что все они неисправны. После этого, выбравшись из здания станции, она больше не оставалась рядом с ним, а шла дальше, ориентируясь на принесенный с корабля миниатюрный навигатор.
В итоге ровно в миле от станции ей удалось обнаружить цепочку небольших искусственных кратеров диаметром до одного метра. Датчик показывал на дне каждого кратера крайне высокую концентрацию ядовитых испарений, но это мало волновало защищенную костюмом и шлемом Дайдре. Пройдя вдоль всей цепи кратеров, она вышла к еще одному, такому же, как предыдущие, но поразительно огромному. Его диаметр составлял никак не меньше пятидесяти футов. Поднявшись на его край и посмотрев вниз, Дайдре увидела на дне кратера круглое углубление с рваными краями. Концентрация испарений в этом углублении была настолько высока, что можно было даже с высоты нескольких метров, на которой она находилась, разглядеть едва заметное зеленоватое мерцание в воздухе. Датчик, когда она протянула руку с ним вперед, оглушительно зашипел, заставив ее вздрогнуть и убрать руку. Это наблюдение позволило ей и Риду в дальнейшем сделать вывод о том, что причиной произошедшего на планете стал именно метеорит. Правда, куда он исчез после своего падения, оставалось неясным.
Рид не очень-то слушал ее рассуждения по этому поводу. Его куда больше заботил другой вопрос - как им всем выбраться вначале со станции, а затем и с планеты. Он ограничился только просьбой быть, ради всего святого, осторожнее, и добавил, что лучше бы ей не бегать где попало, а помочь ему. Миго же, наоборот, пришла в крайне взволнованное состояние и принялась отговаривать Дайдре идти к кратерам снова. Дайдре тогда ничего не ответила Риду, а Миго пообещала, что больше не пойдет туда. Но все же пошла. Мерил из детского любопытства увязался за ней, но, как он ни просил, Дайдре строго запретила ему ходить дальше первого, самого маленького кратера.
Со временем, из-за большого количества испарений в воздухе ее костюм начал изнашиваться, защитные клапаны шлема истерлись и грозили разорваться и впустить отравленный воздух внутрь. Дайдре могла бы поменять костюм и все остальное - на станции и на их корабле всего этого было предостаточно - но боязнь, что остальные заметят исчезновение снаряжения и поймут, что она снова ходила к кратерам, останавливала ее. Хуже всего было то, что Мерил следовал ее примеру в этом, понимая, что если обнаружат его, ему достанется куда больше.
По поводу ее заражения у Рида была только одна версия: Мерил, пренебрегая запретами Дайдре, пошел к месту падения метеорита и взобрался на кромку кратера, чтобы посмотреть, что там внизу. В этот момент клапаны его изношенного шлема разорвались, мальчик стал задыхаться и скатился вниз по склону, еще сильнее повредив шлем. Вовремя подоспевшая Дайдре подхватила его на руки, стащила с себя шлем и надела его на Мерила, а сама взяла себе его поврежденный. Каким-то чудом они оба добрались до станции живыми. Но почти сразу же Дайдре почувствовала себя нехорошо, а к вечеру заметила, что кожа у нее на лице как-то нездорово шелушится...
Узнав о ее болезни, Рид наконец принял окончательное решение. Ждать было нельзя. Единственным выходом для них была центральная база, самый крупный исследовательский центр на планете, получивший оригинальное и весьма подходящее ему, особенно сейчас, название "Земля обетованная". Изначально Рид планировал добраться туда на одном из микролетов, обнаруженных Дайдре, но это было невозможно. Перебрав все, даже самые пустяковые мысли по поводу того, как можно добраться до базы, Рид понял, что единственный хоть сколько-нибудь действенный способ - дойти туда пешком.
Локатор на малой станции работал не очень хорошо, но все же вполне сносно показывал расположение "Земли обетованной". По рассчетам Рида расстояние между ней и малой станцией составляло примерно тринадцать миль. Не так уж много на первый взгляд, если не учитывать тот факт, что микролеты не работают, и другого транспорта, кроме пары собственных ног, ни у кого из них нет.
"Нам предстоит долгий и трудный путь" - сказал он остальным, и ни у кого, кроме Мерила, эта фраза энтузиазма не вызвала. Мальчик с искренним детским восторгом в глазах сказал, что он полностью доверяет Риду, его опыту и знаниям, верит в его план и готов последовать за ним хоть сейчас. Его инициативность несколько ободрила Рида, хотя одновременно с этим он чувствовал и легкое разочарование. Приятно, когда кто-то поддерживает тебя в предприятии, направленном на спасение твоей жизни и жизни твоих друзей. Досадно, когда этот кто-то - всего лишь маленький ребенок. И стократ досаднее, когда рядом находятся более опытные и способные на реальную помощь люди, которые до упора сомневаются в успешности твоих планов и никак не желают поверить в возможность благополучного исхода.
Лишь чудом ему удалось убедить их последовать за ним. Они согласились - сначала Миго, затем Дайдре - как с сожалением вынужден был признать Рид, согласились не из уважения к нему и к его идее, а только лишь из-за отсутствия другого пути.
Они собрались и выдвинулись в путь через две недели после прибытия на планету. На каждом был защитный костюм первой категории, считавшейся эталоном качества среди одежды такого рода, в больших рюкзаках за спинами - еще по одному такому же костюму. Рид рассчитал, что если идти быстро и почти без остановок, обходя зоны гиперконцентрации, то двух костюмов им должно хватить. Опасные зоны регистрировал датчик концентрации испарений, закрепленный на рукаве его костюма, а в руке он постоянно держал миниатюрный навигатор со встроенным локатором, позволявший им ориентироваться в пространстве и не сбиться с изначально намеченного курса. В рюкзаке у Рида, помимо запасного костюма, лежали в сложенном состоянии три палатки-купола, упаковка сменных клапанов для шлемов и устройство для подачи условных световых сигналов на дальние расстояния - он взял его с собой в слепой надежде на то, что на планете могут появиться другие экспедиции, которым придется дать о себе знать. У Дайдре в рюкзаке лежали многоразовые универсальные шприцы, упаковка с несколькими десятками ампул и большая коробка с продолговатыми оранжевыми капсулами. Рид запретил брать в поход еду и воду - слишком большая нагрузка. Ей пришлось идти в лабораторию малой станции и искать там ампулы с питательными веществами и капсулы-утолители жажды. Одна ампула по энергетической ценности была равна полному обеду из трех блюд, как с иронией объяснил ей Рид, а одной капсулы-утолителя хватало на десять часов. Кроме них, в рюкзаке сестры Рида лежали лекарства, призванные не столько вылечить ее болезнь, сколько хоть немного сдержать ее и замедлить ее течение.
Пасмурным днем они вышли из здания станции, точно четыре призрака. Никто не произносил ни слова. Рид хотел произнести что-то вроде напутствия, приободрить своих спутников, но, увидев их сосредотченные, строгие лица за стеклами шлемов, не смог произнести ни слова. Да и стоило ли что-то теперь говорить?
Рука об руку команда Рида двинулась за ним, по направлению к востоку от малой станции. Рид напряженно следил за мигающим кружком на навигаторе - только бы не исчез!
Но кружок мигал очень ровно. Ровным был и шаг космических путников, пересекавших мертвую пустыню. Все они по-прежнему сохраняли священное молчание, ни одной мысли нельзя было прочесть на их лицах за толстыми стеклами шлемов. Горизонт был окутан плотным белесым туманом. Команда неуклонно двигалась по направлению к нему. В неизвестность.

***
- Давно не было дождя, - сказала Миго.
- Давно, - согласился Рид.
Дождя и правда не было очень давно – может час, может месяц, а может и больше - целую неделю или минуту. Рид начал путать понятия, связанные с временем и пространством, еще с прошлого дня Благодарения, но с ним никто не спорил. Отчасти потому, что никто не был до конца уверен, как давно был День благодарения, прошел с него день или всего минут пятнадцать, или вечность, или две... Время потеряло разом все свое колоссальное значение, отошло на второй план и сделалось незаметным, как и все кажущиеся теперь ничтожными проблемы, заботы, мелкие неурядицы их старого земного мира. Вроде того, что приготовить на ужин, за кого голосовать на выборах или как бы оправдаться за получасовое опоздание на работу. Порой Рид даже ловил себя на мысли: а не переоценивали ли они всю свою жизнь значение времени вообще?
Ни он, ни Миго не могли сказать, сколько уже прошло времени в пути. Рид - потому, что давно запутался во времени, Миго - потому, что ей было уже все равно.
Теперь они были одни. Дайдре Рид и Мерил Крейг навсегда останутся на DL-8116, планете без имени и будущего. Их тела слились с почвой планеты, - нет, они стали ее почвой. Теперь от двух людей с Земли действительно оставались лишь воспоминания.
Рид стал терять даже их. Смутно и с большим трудом он вспоминал их с Дайдре общее детство, как они спорили из-за шоколада и вместе читали книжки, как он не принимал ее в свои мальчишеские игры, с какой неохотой объяснял ей смысл космических явлений, когда она приставала к нему с расспросами, без особой надежды, что она поймет...
Но Дайдре поняла!
Она начала интересоваться биологией и астрономией, потому что ей хотелось догнать брата, показать, что она тоже на что-то способна. Рид был на четыре года старше, и почти закончил университет, когда туда же, но на другой факультет поступила Дайдре. И всего лишь годом позже она впервые пришла на практику на исследовательскую базу в Аризоне...
Сестра была самой верной спутницей и помощницей Рида во всех его начинаниях, часто консультировала его по многим вопросам, сопровождала почти во всех экспедициях, помогала с проектами. Все эти долгие годы она была для него не только ценным сотрудником и коллегой, но и хорошим другом.
А теперь она - расплавленные частицы безымянной планеты. Они уже никогда не соберутся обратно в его любимую Дайдре, не поговорят с ним, не помогут ему. Он даже никогда не сможет похоронить ее - она уже похоронена. И могилой ей стала маленькая DL-8116 - планета, за исследование которой Дайдре отдала свою жизнь.
Память услужливо отняла у Рида жуткие подробности ее гибели. В голове мелькали только обрывочные воспоминания. Они о чем-то говорили, теснясь вместе в его палатке-куполе. "Надежды нет, надежды нет" - повторила Дайдре несколько раз за этот разговор; больше ни единого слова Рид вспомнить не смог. После разговора Дайдре вышла из палатки...все происходящее дальше осталось в мозгу Рида только в виде разрозненных образов.
Дайдре стоит без шлема на открытом пространстве. Белые волосы ее развеваются, острый ветер с холмов срывает их с ее головы и бросает на расплавленную землю. У Дайдре нет больше губ. Ее прежде красивый рот - темная рваная дыра на лице. Дыра пугающе двигается, словно в судорожном крике, но из нее не доносится ни звука...впрочем, может быть, Рид уже не слышит, что она говорит во все нарастающем в его голове шуме. Он хочет броситься к ней, надеть шлем обратно, затолкать в купол...но тело не слушается. Его парализует, гипнотизирует вид сокращающейся дыры на ее лице, опадающих с ее головы белых нитей волос.
Рот-дыра складывается в жуткую улыбку.
А затем Дайдре упала. Тотчас же шум в голове у Рида сначала резко усилился, болезненно давя на уши, а затем вовсе прекратился. Трясущимися руками он надел свой шлем, выполз на четвереньках из купола и с большим трудом поднялся на одеревеневшие ноги.
Его сестра лежала бесформенной серой массой в обрывках костюма. Процесс разложения наступал с ошеломляющей скоростью. Не прошло и пары минут, как тело Дайдре Рид уже не поддавалось опознанию.
Рид оглянулся на детей. Они приникли к стенке своего купола, не говоря ни слова; лица их были бледны, глаза широко раскрыты. Все произошло настолько быстро, что они попросту не успели осознать этого.
Они продолжали путь без Дайдре, хотя в первые часы без ее присутствия уверенность Рида в успехе значительно пошатнулась. У него возникали даже мысли о возвращении обратно, но он гнал их от себя прочь и подальше, ибо осознавал, что не имеет права подвергать дополнительному риску Миго и Мерила...особенно после того, что случилось с его сестрой.
Мерил после смерти Дайдре совершенно замкнулся в себе. Он не проронил ни слова со дня ее гибели, хотя раньше говорил едва ли не больше всех других в команде. Даже Миго, с которой они ранее постоянно обсуждали их поход и его возможные результаты, не могла вытянуть из него и двух слов. Мерил отвечал на вопросы жестами или кивками, и в итоге Миго и Рид решили, что мальчик попросту лишился дара речи от увиденного.
- Мы вылечим его, как только вернемся на Землю, - пообещал Рид. - Один мой хороший знакомый - квалифицированный детский психолог. Он вернет старину Мерила к жизни.
Миго обрадовалась этой новости, но в то же время ее несколько угнетало нараставшее со временем безразличие Рида по отношению к судьбе мальчика. Казалось, что посе смерти сестры Рид перестал видеть что-либо, кроме своей цели. Он по-прежнему разговаривал с ними, рассказывал о станции, к которой они шли, несколько раз - о Дайдре и об их общем детстве; как она однажды пролила колу на его телескоп - несколько капель попали на линзы и позже вызвали некоторое недоумение у Рида, пока он не догадался, в чем дело; как он долгое время не хотел дать ей прочесть свои книжки, пока она не выкрала одну из них у него, и не осталась от нее под столь сильным впечатлением, что ему впервые в жизни не захотелось с ней ссориться. С того случая, как утверждал Рид, началась их самое настоящее сотрудничество, которое продолжалось, пока... на этом месте Рид обычно замолкал, и еще несколько часов подряд реагировал на обращение к нему только порывистыми жестами.
Миго волновало не столько его равнодушие к самому Мерилу, сколько то, что он как будто нарочно оставлял без внимания истершийся со временем дыхательный клапан на шлеме мальчика. Несколько раз она пыталась обратить внимание Рида на это, но он только дергался, словно внезапно разбуженный, бормотал что-то вроде "дай ему запасной" и вновь уходил в себя. Он подразумевал запасные клапаны, лежавшие в рюкзаках у каждого из них. И Миго с огромной радостью последовала бы его совету, если бы все оставшиеся клапаны были у нее или у Мерила. Но все они мирно покоились в ридовом рюкзаке, уныло болтавшемся за его сутулыми, затянутыми в плотную ткань костюма плечами.
Он не менял клапан и себе; во всяком случае, Миго убеждала себя, что не видела, чтобы он это делал. Порой ее одолевало острое желание просто взять и вытрясти из рюкзака Рида все содержимое, забрать клапаны - и дело с концом. Но поймав взгляд капитана, Миго ощущала, как ее желание мгновенно улетучивается, не оставляя решимости даже просто протянуть руку к заветной цели. Было в этом взгляде что-то нехорошее, что пугало и настораживало ее. Каким-то непостижимым образом в нем смешались злоба и безразличие, отчаяние соседствовало с судорожной надеждой, а болезненная сосредоточенность - с потерянностью и отрешенностью. Миго никогда в жизни не видела ничего подобного - ни в прошлом, на своей родной планете, ни на Земле. Казалось, сознание Рида постепенно разрывается, раскалывается пополам без возможности восстановления. Глядя ему в глаза, не хотелось с ним спорить, а тем более, делать что-либо, пока он смотрит.
Хуже всего было то, что Миго время от времени чувствовала, как буквально заражается его состоянием. Она то безостановочно говорила Мерилу о станции, о возвращении на Землю, о добром детском докторе, который ждет его там, то полностью отключалась, забывая даже о его существовании. Ее злил унылый вид Рида, злил не реагирующий на ее слова Мерил, злила собственная беспомощность. Но в то же время перед ее мысленным взором маячила "земля обетованная", как она представляла ее себе - высокотехнологичный оазис, оплот жизни на мертвой планете - и заставляла всю злость и все отчаяние отступить на второй план. Тогда у Миго появлялось навязчивое ощущение, будто ее тело движется на автопилоте, тогда как сознание находится где-то бесконечно далеко - возможно, у конечной цели их пути, а возможно, гораздо дальше... Не оставалось ничего, кроме приятного эфемерного ощущения чего-то большого и спасительно-светлого где-то за горизонтом; оно вызывало огромное желание перебраться через этот горизонт и увидеть, ощутить это, вобрать в себя без остатка и стараться не отпускать. Впрочем, не было ли это всего лишь результатом воздействия испарений?
Однажды она несколько раз позвала Мерила сквозь пелену своего странного гипноза, но ответа не получила. Вместо Мерила в итоге ответил Рид – его слова показались Миго склеенными в одно длинное слово, которое он все говорил и не мог до конца выговорить. Рид сказал, что клапан Мерила истерся до невозможного, и в итоге попросту развалился на части. Мальчик погиб так же, как Дайдре, прежде чем Рид успел что-либо сделать. Теперь его тело было частью почвы умирающей DL-8116.
- Почему? Почему-он-ничего-не-сказал? – повторял Рид, прерывая свою речь мучительными стонами. - Почему-молчал-как-рыба? Ему-ведь-нужен-был-клапан-так-какого-черта-он-молчал?!
- Потому что ингода вы, люди, – произнесла Миго, прежде чем окончательно раствориться в поглощающем ее со всех сторон ослепительном свете, - пугающе алогичные создания. Только и всего.
***
Последние частицы веры умерли в Джоэле Риде. Он подверг всех троих своих спутников, которых очень любил и которыми очень дорожил, огромному риску, пытаясь спасти их – и что в итоге? Все они, один за другим, погибли на его глазах – вначале Дайдре, затем Мерил… Миго? Что случилось с ней? Рид толком не мог объяснить. Как только он сообщил ей о гибели Мерила, она вдруг исчезла с его глаз. Не распалась на части, не сгорела – просто растворилась в воздушном потоке. Все, что помнил Рид, это легкая вспышка яркого белого света на месте, где стояла Миго. Возможно, у ее расы было в порядке вещей погибать вот так от прилива сильных эмоций, а возможно, они оба очень не вовремя оказались в тот момент в зоне гиперконцентрации. Рид не мог утверждать последнего наверняка – его датчик сгорел окончательно какое-то время назад. Запасы всего необходимого для поддержания жизнедеятельности подходили к концу, защитных клапанов осталось всего два (один был уже на шлеме Рида). Навигатор показывал, что до цели оставалось чуть меньше пяти миль – точно такое же значение, как в день гибели Дайдре. Прибор был сломан. Как ни старался Рид скрыть это от детей, а в первую очередь, от самого себя, он совершенно не имел представления, куда идет. Из идущего к цели путника он превратился в космического бродягу. Перед ним стояла перспектива бесцельного блуждания по серой пустыне, в которой он не ориентировался, в поисках «земли обетованной», которой, может быть, здесь уже и в помине нет. Он будет ходить, пока на его последнем клапане не появятся прожженные испарениями и ветром дыры, пока его легкие не наполнятся отравленным воздухом и не превратятся за секунды в гниющие куски плоти, пока его кожа не станет пеплом из-за яда, проникающего сквозь рваные дыры в костюме. Ходить, томясь воспоминаниями о прошлом, и мыслями о несбывшемся будущем – своем и тех, кого он любил больше жизни.
Нет, Рид не намерен был так долго ждать.
Он остановился посреди пустыни. На мили вокруг тянулась ее безликая серая поверхность. Ни рядом с Ридом, ни на горизонте не было ничего. Совершенная пустота.
Сколько еще суждено ему идти, не видя перед собой ничего, кроме этой пустоты? Не так ли выглядят адские муки, возмездие свыше за тяжкие грехи?
Но он не заслужил адских мук. Он пытался спасти всех, кого любил. И если где-то есть Бог, то он свидетель тому.
Рид поднял руки и решительным жестом стащил с себя шлем. Затем сел на серую землю и, глядя в темнеющий горизонт, сделал глубокий вдох.
Последнее, что он услышал, перед тем как его агонизирующее сознание окончательно погасло, был далекий, казавшийся иллюзией гул двигателей космического корабля…















Категории: Литературные высеры души, Наброски
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 30 августа 2014 г.
оборванец 11:53:12
Запись только для друзей.
воскресенье, 17 августа 2014 г.
оборванец 19:28:09
Запись только для меня.
воскресенье, 20 июля 2014 г.
Тред для снов оборванец 14:42:28
Если будет что эпичное сниться, буду это записывать сюда.

Категории: Неименуемое, Склад
комментировать 14 комментариев
четверг, 15 мая 2014 г.
оборванец 07:55:08
Запись только для друзей.
понедельник, 31 марта 2014 г.
оборванец 16:10:16
Запись только для друзей.
среда, 13 ноября 2013 г.
оборванец 16:07:44
Запись только для меня.
среда, 9 октября 2013 г.
оборванец 13:05:56
Запись только для друзей.
понедельник, 5 августа 2013 г.
оборванец 01:57:38
Запись только для друзей.
суббота, 20 июля 2013 г.
вд оборванец 19:45:45
­­

Молния поразила мое жилище, а вместе с ним и почти всю проводку. Инета не было две ночи, зато снизошло порисовать.
Травиш Тревис Рихтер (FFTL), верующий Сонимур, Creep, госты и маусы и какой-то глаз, призванный лишь занять пустое место на листе.
Ничего не происходит. Ни-че-го. Если я не вырвусь из города в ближайшую неделю-две, я умру насмерть, я гарантирую это. Спасити.

Настроение: аут
Категории: Бумага
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 13 июля 2013 г.
Взято: Re: Перлота vol 2 сонный мух, желе зимерман и мери сью(шлю)хи. оборванец 09:11:08
­Сордоспума 13 июля 2013 г. 03:10:24 написала в своём дневнике ­PUMA ESTUPIDA SORDOS
­­
Источник: http://roxxl.beon.r­u/44147-746-perlota-­vol-2-sonnyi-muh-zhe­le-zimerman-i-meri-s­-ju-shlju-hi.zhtml#6­
комментировать 34 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 9 июля 2013 г.
оборванец 23:38:48
Запись только для меня.
вторник, 18 июня 2013 г.
оборванец 11:29:30
Запись только для меня.
понедельник, 17 июня 2013 г.
чото необъяснимое оборванец 02:50:08
Стоило мне только пожелать, чтоб пропавшая месяц назад мышка от ноута отыскалась, как я перевернулась на другой бок и легла прямо на нее. 8-|­

Категории: Лалала
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
четверг, 30 мая 2013 г.
------- оборванец 18:20:06
Я вдруг поняла, что мне нужно место для хранения вдохновения.

upd: ну, или просто чего-нибудь доставляющего

Категории: Неименуемое, Склад
комментировать 393 комментария
вторник, 7 мая 2013 г.
оборванец 08:30:42
Запись только для меня.
пятница, 26 апреля 2013 г.
оборванец 10:43:06
Запись только для меня.
понедельник, 22 апреля 2013 г.
жалобная книга, запись раз оборванец 17:30:50
По звукам, что доносятся из-за моего окна с наступлением весны, можно судить, что под моими окнами располагается преисподняя.
Какие-то личинки женского пола (судя по голосам, не меньше десяти) методично визжали в течение получаса с интервалом не больше минуты. Минут через пять это начало напоминать мне сплошной непрерывный и почти ультразвуковой вой.
Личинки (и не совсем личинки) мужского пола орали разного тембра голосами, но на одинаково высокой громкости. Типичная мухосранская картина: двое поцанов на разных концах двора общаются друг с другом, не прибегая к помощи телефонов.
То и дело под самыми окнами начинала вопить какая-нибудь совсем мелкая личинка, долго и упорно, причем никто даже не делал попыток ее заткнуть.
Про злобных бабулек, ругающих все и вся ИМЕННО В ТОТ МОМЕНТ, когда оказываются под моим окном, молчу.
Гопота и пьянь - тут тоже все ясно.
Ну, и кульминацией всего этого адского угара стал следующий момент. Сплю я, значит, днем на своем диване, никого не трогаю. И ТУТ КАКАЯ-ТО ПИЗДА НА ПОЛНУЮ ГРОМКОСТЬ ПРЯМ ПОД ОКНОМ ВРУБАЕТ ГОВНОДУБСТЕП И ДРОП ЗВУЧИТ ТАК, БУДТО ДИНАМИК ПРИМОТАН К МОЕМУ УХУ
Кирпича, чтоб кинуть (за исключением мифических, высранных мной от злости и для сией благородной цели непригодных), не нашлось. Закрыть окно - изжариться заживо и заработать тепловой удар, т.к. топить еще не перестали, хотя на улице +26.
Хочу переехать жить в клеенчатый шалаш.



Музыка ТИШИНА
Хочется: гранату дай
Категории: Крик души
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
 


тараканы в шкафуПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
пройди тесты:
"Посмотри на это голубое...
Хоть ты и демон, но я тебя люблю! 2...
Хоть ты и демон, но я тебя люблю! 11...
читай в дневниках:
Опять

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх